Социальная и юридическая природа арбитражного рассмотрения споров экономического характера

Международная практика свидетельствует о всевозрастающем значении третейских судов и международных арбитражей в социально-политической жизни, как самых развитых и лишь стремящихся к процветанию государств, так и интернационального сообщества в целом. 

Причем, указанная тенденция имеет глобальный контекст и характерна для большей части стран мира:

  •   в мировоззренческом аспекте – в части признания третейских судов бесспорно эффективным демократическим институтом правового государства;
  •   в функциональном аспекте – в разрезе оптимального и результативного переноса соответствующей правозащитной нагрузки с государственных судов на судебные структуры, основывающиеся на общественной самоорганизации, профессионализме, авторитете и законности. 

Очевидно, что возникновение споров между участниками международной хозяйственной деятельности в принципе неизбежно. 

Даже если стороны в динамике реализации соответствующих контрактов стремились максимально обеспечить надлежащее исполнение обязательств, их фактическое неисполнение может произойти по самым разным причинам. 

В таких случаях сторона, в отношении которой то или иное обязательство не было надлежаще выполнено, будет, естественным образом, стремиться восстановить нарушенную справедливость и получить адекватную компенсацию. 

В условиях, так называемого, «внутреннего спора», когда участниками спорных отношений выступают резиденты одной страны, процедура необходимых для разрешения правового конфликта действий очевидна: в большинстве государств функционируют развитые национальные судебные и правовые системы, способные, посредством отправления правосудия, обеспечить реализацию интересов потерпевшей стороны и гарантировать восстановление ее нарушенных прав.

В интернациональных масштабах дела обстоят несколько иначе. Международный бизнес развивается в обширном и относительно неустойчивом пространстве, когда соответствующие партнерские отношения формируются в условиях отсутствия строгой регламентации унифицированных юридических стандартов возникновения, реализации сделок и, при необходимости, императивного разрешения спорных вопросов. 

В данной сфере не существует ни особого международного суда, ни специальной и единой для всех международной процедуры по рассмотрению коммерческих споров, ни даже абсолютно общепризнанного и общеприменяемого права. Существует лишь несколько конвенций в области права международной торговли, да и те не ратифицированы многими государствами и применяются лишь в ограниченных сферах торговли и иной хозяйственной деятельности.

Именно в таких обстоятельствах, едва ли не «опытно-эволюционным» путем, сложился особый механизм рассмотрения международных коммерческих споров, который получил название «международный коммерческий арбитраж». В рамках этого наднационального правового института, создаваемый в соответствии с волей сторон арбитраж, фактически вправе «изымать» из компетенции национальных судов общей юрисдикции и принимать к своему рассмотрению спор, возникший между контрагентами по вопросам толкования и исполнения договора.

Очевидно, что стремительному развитию международного коммерческого арбитража во всем мире способствует, в определенной степени, законодательно инициированное в разных странах сокращение оснований для государственных судов вмешиваться в ход и итоги арбитражного разбирательства. 

Законодательством многих стран предусмотрена значительная автономия воли сторон при заключении арбитражного соглашения, выборе места арбитражного разбирательства, назначении арбитров и избрании права, подлежащего применению к существу основного соглашения. 

Таким образом, международный коммерческий арбитраж – одно из основных и наиболее эффективных средств разрешения проблемных вопросов в сфере международных экономических отношений.

Международный коммерческий арбитраж, как инструмент отправления правосудия, структурно является третейским судом, но при этом функционирует в межгосударственных масштабах и имеет компетенцию по разрешению споров по сделкам международного характера. 

В правоприменительной практике наиболее известны следующие постоянно действующие Международные коммерческие арбитражи: Международный арбитражный суд Международной Торгово-промышленной палаты в Париже (ICC International Court of Arbitration), Арбитражный институт Торговой палаты города Стокгольма (The Arbitration Institute of the Stockholm Chamber of Commerce), Международный арбитраж Американской арбитражной ассоциации (American Arbitration Association), Лондонский международный арбитражный (третейский) суд (London Court of International Arbitration (LCIA)), Венский международный арбитражный центр (Vienna International Arbitration Centre) и т.д. 

Судебные институты, имеющие статус Международного коммерческого арбитража (торгового арбитража) рассматривают споры по отношениям, возникающим в области торговли и иным экономическим отношениям между организациями и фирмами различных государств (то есть - при наличии в споре иностранного элемента). 

Согласно титульным документам (уставам, положениям, статутам и т.д.) большинства международных арбитражных структур, на их рассмотрение передаются, при наличии обоюдного волеизъявления соответствующих конфликтующих сторон, споры, вытекающие из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие, хотя бы одной из сторон спора, находится за границей страны юридической легализации арбитража, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории страны нахождения арбитража между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права страны нахождения арбитража. 

Институты международного коммерческого арбитража могут принимать к своему рассмотрению также и споры, подлежащие их юрисдикции в силу международных договоров. В таких случаях наличия соглашения об арбитраже между сторонами не требуется. Юридическое и функциональное содержание современной трактовки понятия «международный коммерческий арбитраж» связывается, прежде всего, с изъятием спора из сферы действия судов общей компетенции конкретной страны, а термины «арбитраж» и «третейский суд» в законодательствах разных стран, научной литературе и практике используются большей частью как синонимы. 

Категория «международный» в обозначении рассматриваемого понятия и соответствующего ему юридического явления, имеет тот же смысл, что и в смысловой конструкции «международное частное право», и используется в широком значении, указывая на то, что соответствующее спорное отношение, подпадающее под разбирательство третейским судом, находится в сфере международного хозяйственного (гражданского) оборота.

Правовой основой для принятия международным коммерческим арбитражем спора к своему рассмотрению, служит соглашение сторон (арбитражное соглашение) о подчинении возникшего или могущего возникнуть из договора (контракта) спора или разногласия третейскому разбирательству. В этом плане различают несколько видов арбитражных соглашений: арбитражную оговорку, то есть договорную клаузулу об арбитраже, направленную на урегулирование будущих (эвентуальных) споров и именуемую иногда «договором в договоре», и, так называемую, третейскую запись – соглашение об арбитражном рассмотрении уже возникшего спора. 

Необходимо упомянуть и арбитражное соглашение «proprio vigore», когда стороны отдельным от основного контракта документом оформляют, одновременно с ним, и договоренность в отношении третейского разбирательства. 

Одним из основных принципов, характеризующих правовую природу арбитражного соглашения, служит принцип его автономности от основного договора, что закрепляется непосредственно в международных и национальных нормативных актах, а также в регламентах самих арбитражных институтов. Поскольку третейский суд – орган негосударственный, деятельность международных коммерческих арбитражей непосредственно не подпадает под регламентацию нормами гражданско-процессуального законодательства того или иного государства, являющегося местом нахождения арбитража. 

Международный коммерческий арбитраж рассматривает споры на основе принципа ex acquo et bono («по справедливости», «по доброму разумению»). В соответствии с Типовым законом о международном коммерческом арбитраже ЮНСИТРАЛ (1985 г.), стороны могут по своему усмотрению договориться о процедуре ведения разбирательства. В отсутствие такой договоренности, арбитражный суд ведет разбирательство таким образом, как он сочтет надлежащим, исходя из общих принципов справедливости, правовых традиций и основ современного правосознания. 

По общему правилу, полномочия, предоставленные арбитражному суду, включают в себя, в том числе – классические для компетентного судопроизводства, правомочия на определение допустимости, относимости, существенности и значимости любого предоставленного сторонами или изысканного доказательства. 

Что касается существа спора, то арбитраж разрешает его на основе норм материального права, которые стороны избрали в качестве применимых, либо – при отсутствии каких-либо указаний сторон – в соответствии с коллизионными нормами, которые суд считает применимыми. 

Вместе с тем, во всех случаях международный коммерческий арбитраж принимает решения, как правило, с учетом торговых обычаев и обычаев делового оборота, применимых к сделке, а также непосредственно договорных положений.

Международный коммерческий арбитраж ныне выступает одним из уже практически незаменимых институтов современного международного частного права. Имея достаточно длительную и многогранную историю своего правового развития, международный коммерческий арбитраж превратился к настоящему времени в широко известный и часто используемый инструмент урегулирования внешнеэкономических споров гражданско-правового характера, наряду с судебной процедурой, осуществляемой в рамках отправления правосудия от имени государства. 

Более того, по сравнению с судебным разбирательством международных коммерческих споров, арбитраж имеет целый ряд неоспоримых преимуществ, которые, будучи явственно доказанными в правоприменительной практике, неоднократно подчеркивались и обосновывались зарубежными и отечественными специалистами и учеными. 

Во-первых, используя арбитражную процедуру рассмотрения спора, стороны международного коммерческого контракта могут доверить разрешение их разногласий арбитрам, которые будут избраны ими самими. Поскольку такие контрагенты находятся и функционируют в разных государствах, законодательство которых порой исходит из правовых концепций, имеющих в своей основе различные традиции и культуру, они обычно не склонны обращаться в национальные суды, хотя в большинстве развитых государств специальные коммерческие (хозяйственные, арбитражные) суды, как правило, не предвзяты, функционируют достаточно добротно и эффективно отправляют правосудие. 

Во-вторых, стороны, обращаясь в международные коммерческие арбитражи, тем самым отдают предпочтение свойственной для этих структур оперативной последовательности и завершенности процесса отправления правосудия, а не педантичной юридической четкости чрезмерно формализованных (и загроможденных часто необоснованными «церемониалами») процессуальных процедур. 

Арбитражное решение, как известно, при прочих равных условиях, является юридически окончательным. Традиционно же рассматриваемое в рамках государственной юрисдикции судебное дело может быть передано в апелляционную инстанцию, а затем, кассационно, – обжаловано в Верховный Суд, и до того, как по делу в государственной системе отправления правосудия будет вынесено окончательное решение, в большинстве случаев - проходит очень много времени. 

В-третьих, арбитраж традиционно (и это одно из его специфических особенностей) проходит «за закрытыми дверями», а не в открытом судебном заседании, что при определенных обстоятельствах становится очевидным преимуществом, позволяющим сторонам использовать максимум возможных правовых средств для достижения компромисса и разрешения спора. 

По общему правилу, полномочия, предоставленные арбитражному суду, включают в себя, в том числе – классические для компетентного судопроизводства, правомочия на определение допустимости, относимости, существенности и значимости любого предоставленного сторонами или изысканного доказательства. 

Что касается существа спора, то арбитраж разрешает его на основе норм материального права, которые стороны избрали в качестве применимых, либо – при отсутствии каких-либо указаний сторон – в соответствии с коллизионными нормами, которые суд считает применимыми. 
Вместе с тем, во всех случаях международный коммерческий арбитраж принимает решения, как правило, с учетом торговых обычаев и обычаев делового оборота, применимых к сделке, а также непосредственно договорных положений.

В современных условиях область функционирования международного коммерческого арбитража регулируется не только национально-правовыми актами, но и международными договорами, а также рекомендательными документами. К первой категории интернациональных актов относятся, прежде всего, Европейская конвенция «О внешнеторговом арбитраже» 1961 г., имеющая своим содержанием регулирование арбитража "ad hoc" («разового» арбитража), Нью-Йоркская конвенция «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» 1958 г., Вашингтонская конвенция 1965 г. «О разрешении инвестиционных споров между государствами и национальными субъектами права иных государств», Конвенция «О разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества» 1972 г., заключенная странами – членами СЭВ. В числе документов второй группы следует назвать: Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» 1976 г. Арбитражный регламент Экономической комиссии ООН для Европы 1966 г., Правила международного коммерческого арбитража, разработанные Экономической комиссией ООН для Азии и Дальнего Востока (ЭКАДВ: в последующем – ЭСКАТО) 1966 г., Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже 1985 г. 

«Международный арбитраж существует для того, чтобы служить потребностям международного бизнеса…». Это тезисное правило – кредо арбитражного правосудия было провозглашено еще при учреждении в 1892 году старейшего из ныне действующих арбитражных центров - Лондонской арбитражной палаты (в 1981 году переименованной в Лондонский международный арбитражный суд) и первой действительно международной торгово-арбитражной системы - Международной торговой палаты (в 1922 году). Как известно, эти авторитетнейшие структуры возникли еще до выработки и повсеместного внедрения фактических правовых механизмов унификации общемирового правового понимания арбитражных процедур, что, как глобальная тенденция, проявилось только в 1953 году, - когда началась разработка механизмов международного признания и выполнения арбитражных решений, в результате которой была принята Нью-Йоркская конвенция 1958 года. 

Вышеназванная Конвенция стала успешным (эффективным и действенным) межгосударственным инструментом содействия развитию международной торговли. Именно поэтому в настоящее время уже более 120 стран мира присоединились к этому международному документу. 

Очевидно, что на современном этапе развития общественных отношений в области глобального хозяйствования, международный коммерческий арбитраж является одним из основных средств разрешения проблемных вопросов в сфере международных экономических отношений. Современные процедуры альтернативного разрешения споров, которые предлагают международные арбитражные институты, значительно повышают качество и эффективность рассмотрения дел, отправления правосудия и реального достижения справедливой юридической защиты нарушенных прав контрагентов, вытекающих из коммерческих контрактов.